Курганская область Курганская область
19 мая 2017, 10:48 нет комментариев

«Сиваку надо уехать из Кургана, а Крупене — получить генерала»

Поделиться

Экс-начальник УФСИН Зауралья Ильгиз Ильясов

Курганский городской суд сегодня выпустил из-под стражи начальника отделения капитального строительства регионального УФСИН России Дмитрия Шумилова, ранее арестованного по уголовному делу о получении взятки. Как сообщила Znak.com представитель суда Наталья Иванищева, меру пресечения для него заменили на домашний арест по ходатайству следствия. По имеющимся данным, Шумилов заключил досудебное соглашение со следствием. Его бывший начальник Ильгиз Ильясов, уволившийся из УФСИН в связи с расследованием, считает, что Шумилов мог пойти на сделку, дав ложные показания на него. В интервью Znak.com Ильясов рассказал, как возбуждались уголовные дела на сотрудников УФСИН и с чем он связывает интерес ФСБ и СК к своей персоне. 

— Сегодня горсуд выпустил Дмитрия Шумилова под домашний арест. Он обвиняется в получении взятки в 250 тыс. рублей при проведении ремонта на ведомственных объектах. Что вы знаете об этой истории? Почему, по вашему мнению, его отпустили?

— Его арестовали за взятку, хотя я предполагаю, что это была не взятка, а выполнение им работ за субподрядчика. Он составлял за них сметы, КСки (акты приемки выполненных работ — прим. ред.) и за это получал деньги. Просто не оформил это договором, потому что дополнительно работать, находясь на службе, запрещено. Видимо, решил подзаработать нелегально. Если бы он оформил договор, его бы просто уволили, уголовной ответственности он бы избежал. Но поскольку он не смог ничего предъявить силовикам, ему вменили взятку. 

Ему грозит от 7 до 12 лет лишения свободы, поэтому он согласен на все. По моей информации, он дал ложные показания на меня и на главного бухгалтера УФСИН.

Это такой же сценарий, что и с бывшим начальником УМВД Игорем Решетниковым: начальник тыла Сергей Мазко после нахождения под стражей был выпущен под домашний арест, оговорив остальных. 

— Сообщалось о двоих задержанных по делу. Кто второй?

— Это субподрядчик Александр Грейтан. Когда его привезли из Москвы, насколько мне известно, ему сказали: «Если найдете что-то на руководителя (на меня), то мы отпустим вас из-под ареста». Недолго думая, он вспомнил, что я ему заказывал керамическую плитку на 75 тыс. рублей, когда строили дом моему сыну. Это было еще в 2015 году. Я рассчитался, но он не дал мне документы. Но он не знал, что, передавая деньги прорабу Сергею Томрачеву, я взял с него расписку. Грейтан заявил ФСБ, что меня можно поймать на том, что он дал мне плитку, а документов у меня нет. Но у него по карточке прошла оплата этой плитки — есть подтверждение. 

Прораб сначала дал показания, что я отдал ему деньги. Потом сотрудники ФСБ стали давить на него: если не откажется от этих слов, то его привлекут за присвоение этих денег, потому что Грейтан сказал, что до него они не дошли. Тогда Томрачев сказал, что ничего от меня не получал. 

— Следственное управление заявляло еще об одном уголовном деле, возбужденном по факту неправомерного расходования около 10 млн рублей бюджетных средств, выделенных на строительство многоквартирного жилого дома для сотрудников и пенсионеров системы ФСИН, расположенного в селе Иковка Кетовского района.

— Это дело было возбуждено еще в ноябре 2016 года. Я прохожу по нему свидетелем. Меня постоянно вызывают на допросы, но не задали еще ни одного вопроса по этому дому. А почему? Потому что есть заключение, подписанное директором ФСИН России, по итогам проверки, которая показала, что никаких нарушений закона при строительстве не допущено. 

Сначала нам предъявили, что сотрудники УФСИН по Курганской области украли 10 млн рублей. Весь объем строительства — всего 50 млн рублей. Если бы мы украли 10 млн, то одного подъезда в доме не было бы вообще! 

Потом прислали постановление, что мы некачественно провели ремонт на 10 млн рублей. Это было нужно ФСБ для того, чтобы возбудить уголовное дело, чтобы заниматься нами и в первую очередь — мной. 

— Почему вы считаете, что вы — главная мишень у силовиков?

— На мой взгляд, причина в том, что мы дружили с бывшим начальником УМВД Игорем Решетниковым (в апреле 2017 года признан виновным в злоупотреблении должностными полномочиями, назначено условное наказание в виде трех лет лишения свободы — прим. ред.). Нашей дружбе завидовали. Начальник управления ФСБ (Дмитрий Сивак) часто упрекал меня в этом. В итоге Решетников пресек экономические интересы УФСБ (заявлял в суде, что УФСБ крышует криминальный бизнес по продаже алкоголя — прим. ред.), и сразу возбудились дела против его замов (Андрея Алешкина и Максима Шевелева), которые в итоге получили сроки в 10 и 9 лет лишения свободы на основании наговора начальника тыла Сергея Мазко — он просто сказал, что давал им деньги в туалете. Сам он получил всего три года. На начальника УМВД возбудили дело за пользование государственной дачей в личных целях. Но это существует повсеместно. Им где отдыхать? В ресторанах что ли лучше, на публике? Или строить свои дачи, чтобы опять предъявили?

Руководители силовых ведомств дружно фотографируются на Параде Победы в Кургане

Руководители силовых ведомств дружно фотографируются на Параде Победы в Кургане. Предоставлено Ильгизом Ильясовым

Обо всех проделках ФСБ в экономической сфере, которые выявил Решетников, он мне рассказывал, и они об этом прекрасно знали. 

— Пытались ли вы лично разговаривать о происходящем с начальником УФСБ Дмитрием Сиваком?

— Да, мы с ним встречались, и я ему конкретно сказал: «Я всю жизнь служил честно Родине, никогда не нарушал законы». Даже когда меня в Таджикистане брали в заложники и требовали захватить здание КГБ в период попытки госпереворота, я отказался. Мне угрожали, что убьют меня и мою семью — жену и двоих детей. Но я в плену сказал оппозиционерам: «Пусть лучше погибнут четыре человека, чем 100-120 моих боевых товарищей». Я рассказал об этом Сиваку и спросил: «Что вы делаете?». Он покраснел — и все. 

Это было после проведения обысков, в ноябре, когда в наше управление приехали два автобуса спецназа ФСБ. Они вывернули все управление — ничего не нашли. Потом прошли обыски в квартирах у меня, моих заместителей, главного бухгалтера и Шумилова. Проводили обыски и у моего сына. Нигде ничего не нашли, только у жены 4 тыс. рублей. Никакой роскоши ни у кого и близко нет. 

— Как в истории замешан ваш сын? 

— У меня трое сыновей. Один из них работает в следственном комитете. Сейчас предъявляют, что якобы я за счет генподрядчиков и субподрядчиков вкладывался в дом, который он строил. Хотя сын получил ипотеку на 3 млн рублей, квартиру продали в Ижевске за 2,5 млн рублей, плюс у них доход 1,5 млн рублей с женой. Я также получал больше 100 тыс. рублей в месяц, содержал их, пока на их деньги строился дом. Все было законно. Пока уголовного дела нет — опрашивают сына, меня. 

Получается, когда что-то одно не выходит — начинают искать другое. 

— Вы пытались просить помощи у руководства или в федеральных ведомствах?

— Я писал письма руководству СК РФ, директору ФСБ России, в Генеральную прокуратуру РФ, в Государственную думу РФ, в Совет Федерации. Даже президенту России Владимиру Путину! Просил взять расследование на личный контроль, разобраться в этом деле. Но все обращения спустили обратно в Курганскую область. 

Я уволен с 3 мая 2017 года — мне предложили уйти со службы на коллегии на основании информации, поступившей из ФСБ. 

При этом я 8 лет был начальником управления. У меня 36 лет календарной службы и 52 года льготных, а ведь мне всего 53 года. Я два раза участвовал в боевых действиях в Чечне и шесть лет воевал в Таджикистане. У меня оторвало руку — ее еле собрали. Всю сознательную жизнь я отдал службе, честно служил и надеялся, что дослужусь до генерала. Я готов сложить за Родину голову, но молодое поколение сотрудников ФСБ из-за своей карьеры готово сломать судьбу боевого офицера. 

Начальнику ФСБ надо уехать из Кургана, а начальнику СУ СК — получить генерала. Поэтому они «срубят палку» на еще одном руководителе по территориальному органу и получат свои награды.

Надеюсь, что Генеральная прокуратура, которая сейчас работает как раз в Курганской области, возьмет на контроль данное расследование.

Источник: Znak.com

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Можно ли бить людей (заключённых)?

Михаил Федотов

Михаил Федотов

Советник Президента РФ, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

На этот вопрос не может быть утвердительного ответа. С таким же успехом можно задавать вопрос: можно ли лишать человека жизни? Разумеется, бить людей нельзя. Такое право не предоставлено ни сотрудникам ФСИН, ни сотрудникам полиции, ни кому бы то ни было. Тот, кто избивает человека, совершает уголовное преступление. И не имеет значение, кого именно он избивает: задержанного, обвиняемого, осужденного - каждый имеет право на телесную неприкосновенность. Другое дело, что федеральные законы предоставляют сотрудникам ФСИН и полиции определенные права по применению физической силы в отношении правонарушителей. Если, например, будет установлено, что применение силы было самоцелью или не вызывалось объективной необходимостью, то виновный должен быть привлечен к ответственности. Конечно, между требованиями закона и реальной практикой бывает дистанция огромного размера. Для того, чтобы эта дистанция неуклонно сокращалась, самое лучшее средство - открытость силовых структур, повседневный гражданский контроль, воспитание в стражах порядка подлинного уважения к правам человека.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3171 обращение
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ